Дворецкая Е. В. (Санкт-Петербург) Этические аспекты телесных практик в буддизме
// Сборник «Буддизм Ваджраяны в России: история и современность».
СПб: Unlimited Space, 2009. 576 с. Тираж 800 экз.

Страницы 496-501
Стр. 496
Телесные практики буддизма имеют многовековую историю. За время своего существования они претерпевали некоторые трансформации, но все изменения основываются на максимально возможном соблюдении традиций в изменяющемся мире. Современный этап развития телесных практик буддизма во многом ориентирован на адаптацию этих практик к западной ментальности, так как буддизм в целом и телесные практики буддизма становятся все более и более популярными в западном мире.

Общепризнано, что ментальность формируется в обществе, в процессе общения между индивидами. Этические установки и ценности определяют характер ментальности и являются базисом ее формирования. Пытаясь выяснить, что же подразумевается под этическими установками и ценностями, мы обнаружим, что наряду с этическими употребляются словосочетания: моральные установки и ценности, нравственные установки. В чем же сходство и различие между этими терминами?

Слово «этика» происходит от греческого ēthos — нрав, логово, дом, характер, темперамент, обычай. У Гомера слово ēthos обозначает местопребывание, совместное проживание. В IV веке до н.э. Аристотель написал трактат «Никомахова этика», где термином ēthos обозначил область знаний о достойном поведении, которое возможно благодаря совершенствованию добродетелей человека, проявляющихся в его поведении, которые помогают ему обрести совершенство: мужество, умеренность, мудрость, справедливость, благоразумие, честность. Цицерон в I веке до н.э., переводя Аристотеля на латинский, использовал латинское слово mos (мн. ч. — moris), что означало примерно то же, что и ēthos в греческом, –– нрав, обычай. Цицерон, со ссылкой на Аристотеля, образовал от него слова moralis — моральный и moralitas — мораль, которые стали латинскими эквивалентами греческих слов этический и этика. Русское слово «нравственность» также происходит от корня «нрав». И впервые оно фиксируется в «Словаре Академии Российской»
Стр. 497
(СПб., 1793 г.). Термин «нравственность» употреблялся наряду с терминами «этика» и «мораль» как их синоним.

Со временем в западной литературе термины «этика» и «мораль» (а в русскоязычной литературе термины «этика», «мораль» и «нравственность») приобрели некоторые смысловые оттенки, отличающие их друг от друга. В современной литературе можно найти разнообразные трактовки различий этих терминов. Например, самое распространенное высказывание: «этика — это наука о морали». Концептуально более удачным разграничением данных понятий является разграничение их сфер применения. Термин «этика» приемлем для обозначения общечеловеческих ценностей и норм поведения, имеющих универсальный или всеобщий характер. То есть термин «этика» более употребляем в сфере «всеобщего». «Мораль» применима в сфере «особенного», то есть моральные нормы и ценности формируются в обществе, в ограниченных временем и пространством отношениях между людьми, и имеют исторический характер. Термин «нравственность» приемлем в сфере «единичного». В русском языке можно найти подтверждение данного разграничения сфер применения. Мы говорим «нравственный» или «безнравственный» человек (употребление других терминов будет «резать слух»). Под определениями «моральный», «аморальный» поступок подразумевается, что данный поступок одобряется или осуждается обществом. Но установившееся употребление разных понятий для сфер «всеобщего», «особенного» и «единичного» вовсе не означает, что данные сферы человеческого существования не взаимосвязаны. Человеческое существование многоуровневое, более того, «всеобщее» не является самостоятельной сферой, оно проявляется лишь посредством «единичного», то есть выступает как «конкретно-всеобщее», как было убедительно доказано Гегелем. Поэтому нравственное самосовершенствование отдельного, единичного человека имеет всеобщую значимость.

Исходя из вышеизложенного, под этическими аспектами телесных практик буддизма не следует понимать практикование неких универсальных норм. Более того, трактовка этики как исследование и практическое применение неких универсальных, приемлемых в любом обществе норм человеческого поведения не является приемлемой вообще, так как эти нормы осуществляются и существуют лишь посредством
Стр. 498
нравственного самосовершенствования человека, морального совершенствования общества и этической направленности совершенствования человечества.

По меткому определению Витгенштейна, «этика — предчувствие всеобщего». Ведь этика, как подчеркивалось всеми предшествующими философами, предполагает существование некоторого сорта нелогической необходимости, что подразумевается в связи с понятием понятием морального долженствования или идеей, что этика имеет скорее дело с тем, чему следует произойти, чем с тем, что случилось. Многие современные философы согласны с выводами Канта и Витгенштейна, что этический субъект трансцендентен миру и абсолютность и безусловность этической ценности связана с определенным переживанием, проживанием личности. Этика, как и религия, произрастает из глубоко переживаемого личностного ответа жизни и миру, а не является неким социальным или интеллектуальным построением.

В совершении этического поступка задействованы основные компоненты человеческой личности: разум, воля, чувства. В зависимости от того, какой компонент полагается как наиболее значимый при совершении этического поступка, в различных этических концепциях предлагаются разные пути нравственного совершенствования личности. Наиболее распространенным путем нравственного совершенствования является теоретический путь, то есть осознание этических норм посредством изучения этических концепций Аристотеля, Платона, Канта и других философов. Однако разум не всегда является руководителем наших действий, что стало очевидным благодаря исследованиям Фрейда и других психоаналитиков. Воспитание чувств, или моральной чувствительности, что было весьма популярным в Западной Европе в XVII–XVIII вв., также не принесло ощутимых результатов.

Наиболее продуктивным и популярным направлением нравственного совершенствования на современном этапе можно считать воспитание воли. Основоположником данного подхода по праву считают Канта. Так как, согласно Канту, суть практической философии или этики — максима воли, а именно: «поступай так, как если бы максима твоего поступка посредством твоей воли должна была стать всеобщим законом природы». Категорический императив как основа этического поступка, предложенный Кантом, в основе своей является велением разума к субъективному несовершенству воли, так как сама по себе воля
Стр. 499
не всегда полностью сообразуется с разумом. Из императивного или повелительного характера категорического императива следует, что определение воли сообразно с законом есть принуждение.

Популярность телесных практик буддизма на Западе во многом обусловлена тем, что данные практики способствуют нравственному совершенствованию личности, так как они нацелены на развитие и совершенствование разума, воли и чувства. В процессе осуществления телесных практик прививаются навыки как того, что «следует делать», так и того, «во имя чего это следует делать», или, говоря языком восточной мудрости, открывается понимание Пути и предназначения человека. Для того чтобы достичь «высокого» уровня в телесных практиках, необходимо посредством долгих, изнуряющих тренировок научиться контролировать свое тело и свои мысли, что влечет за собой умение контролировать свои страсти и эмоции. Для этого необходим Учитель.

Нужно отметить отличие западного подхода к осуществлению телесных практик буддизма от восточных практик. Понятию ученичества на Западе, где так высоко ценятся независимость, соперничество и индивидуальность, не придается должного значения. Но на Востоке ученичество является ключевой стадией должного овладения телесными практиками.

Ученичество само по себе уже есть вид искусства, чья цель — помочь ученику избавиться от всех предубеждений и предрассудков и выйти за эгоцентричные уровни существования. Под ученичеством подразумевается изучение искусства отречения, самоотверженности и подчинения тому, что действительно составляет сердцевину искусства жизни. Вот почему так важно найти истинного Учителя, подлинного мастера, наделенного внимательностью, скромностью, духовной чистотой, состраданием, самоотверженностью, беспристрастностью и способностью любить и быть любимым. Настоящий мастер всегда проявляет любящую доброту, сострадание и самообладание и культивирует эти добродетели при любом контакте с учениками. В основе взаимоотношений между учеником и учителем лежит понимание, что внутренний рост имеет место только тогда, когда ученик обладает полным доверием и верой в мастера. Без открытой и доверительной готовности к наставлению высшее знание никогда не будет достигнуто. Как мастер должен быть достоин привязанности и доверия ученика, так и ученик должен быть достоин получать учения мастера.
Стр. 500
Таким образом, определенные этические принципы составляют основу телесных практик. Только на основе их возможно культивирование тела и духа. Они ориентируют на должное понимание цельности тела и духа и являются руководящими принципами повседневной жизни. Целью телесных практик буддизма выступает ориентация на достижение гармонизации ценностей индивидом, который живет, руководствуясь принципами мира, любви, морали, мудрости, самодисциплины. Помимо физического развития, происходит и интеллектуальное развитие, так как основной целью телесных практик буддизма является более осмысленное отношение к жизни и достижение более правильной и подлинной жизни. Усилия, которые необходимы для овладения телесными практиками буддизма, такие как дисциплина и самодисциплина, без которых сам процесс научения невозможен, способствуют гармонизации тела и духа. Эта гармонизация достигается посредством концентрации и самоуглубления в сочетании с надлежащим дыханием и четкими физическими техниками тренировки тела. Главное — добиться всестороннего развития личности, которое невозможно без воспитания должного характера и правильного осмысления. Каждодневная тренировка тела в телесных практиках буддизма влечет за собой и тренировку духа. Не только тело становится сильнее, но и дух становится сильнее, что способствует выработке добродетельного характера. Кант неоднократно подчеркивал, что «лишь от сильной души происходят истинно благие действия; чтобы быть добродетельным, человек должен быть сильным» [Кант, 2000, 209].

Сила души формируется в результате упорной тренировки, когда связь мыслью и движением отшлифовывается по законам условного рефлекса. Одновременно с овладением основами телесных практик буддизма, обучаемый приобретает новые личностные качества, становится упорным, стойким, выдержанным. Телесные практики буддизма воспитывают такие волевые качества, как уверенность в себе, самообладание и бесстрашие. Этические принципы, лежащие в основе телесных практик буддизма, способствуют формированию уверенности и доверия. Развитие самоконтроля, приобретаемого в процессе телесных практик буддизма, не только служит условием становления личностных качеств обучаемого, но и помогает избегать бессмысленной конфронтации. Терпение, постоянство и настойчивость — ключевые понятия в упорных тренировках связи мысли и движения в телесных
Стр. 501
практиках буддизма. Дисциплина и самодисциплина поэтому являются условием и следствием самоконтроля.

Для должного овладения телесными практиками буддизма Учитель необходим, так как формирование личности обучающегося телесным практикам начинается со смирения. Смирение, повиновение и сдержанность — первые качества, которые должны быть сформированы. Осознание собственного несовершенства и восхищение мастерством Учителя способствуют развитию данных качеств. Второе важное качество, формирующееся в процессе обучения, — это мужество. Готовность к преодолению трудностей в достижении правды, истины, справедливости — неотъемлемая ценность телесных практик буддизма. Подобная готовность невозможна без жертвенности. Мужество, требуемое для борьбы, взаимосвязано с самопожертвованием и выступает как лакмусовая бумажка, раскрывающая степень зрелости личности, ее истинной ценности. Времена кризисов и опасность выявляют степень мужества и способность к жертве, которые сформированы у учеников. Никакие старания по осуществлению благих целей невозможны без жертвенности, способности пожертвовать собой для осуществления этих целей. Третий, важный аспект роста личностного потенциала — это целостность личности. В процессе телесных практик буддизма не только прививаются высокие моральные качества, но они способствуют стремлению к открытости, к осуществлению справедливости и к честности в каждый момент повседневной жизни. Властолюбие, стремление к наживе и подчинение собственным страстям изживаются во время долгих, изнурительных тренировок. Последнее, но наиболее важное качество, — уважение. Уважение — основа личностных взаимоотношений. Уважение, которое прививается в процессе овладения телесными практиками буддизма, способствует популяризации буддизма в Западном мире. Все вышеперечисленные качества также являются необходимым компонентом совершенствования личности в процессе овладения телесными практиками буддизма, что, несомненно, привлекает западного человека, поэтому все большее количество людей с гордостью говорит: «Я овладеваю телесными практиками буддизма».

ЛИТЕРАТУРА


1. Кант И. Лекции по этике. М.: Республика, 2000. С. 209.
Адрес оргкомитета: 190068, Санкт-Петербург, Никольский переулок, 7-26