Хадерер Э. (Вена , Австрия / Гамбург, Германия) Изображения шестнадцати Кармап в интерьере ступы Просветления, г. Элиста (Республика Калмыкия)*
// Сборник «Буддизм Ваджраяны в России: история и современность».
СПб: Unlimited Space, 2009. 576 с. Тираж 800 экз.

Страницы 471-480
Стр. 471

ВВЕДЕНИЕ


Эта статья содержит основные результаты моей диссертации, представленной на соискание степени доктора искусствоведения и посвященной развитию визуального представления образов шестнадцати воплощений Кармап (karma pa) в Тибете. Кармапы являлись духовными лидерами школы тибетского буддизма Карма Кагью (bka’ brgyud) начиная с XII века. В силу важности Кармап, признаваемых полностью реализованными мастерами медитации, в традиции тибетского искусства их изображения часто выполнялись в виде живописных свитков (thang ka), фресок и бронзовых статуэток. За четыре года исследования мне

*Иллюстрации приведены в галерее внизу страницы
Стр. 472
удалось посетить важнейшие музеи мира и центры медитации линии преемственности Карма Кагъю, я обнаружила замечательные живописные и скульптурные изображения Кармап, выполненные во временном промежутке с XIII по нынешний век. В 2004 году я также предприняла поездку по России, где, в частности, посетила ступу Просветления в г. Элиста в Калмыкии (см. Рис. 1). Роспись стен внутри ступы (см. Рис. 9–14, 17) была выполнена тибетским художником Дензонгом Норбу (1937 года рождения) с помощью его западных и российских учеников в 2001 году. На стенах ступы изображены последовательные воплощения держателей линии преемственности Карма Кагъю, в частности воплощения Кармап и Шамаров Ринпоче. (Шамары Ринпоче, называемые также «ламы в красных коронах», обычно являются «заместителями» Кармап в промежутке между уходом из жизни предыдущего воплощения и появлением следующего.
Начиная с XIII века Шамарпы несут ответственность за обнаружение и последующее воспитание воплощений Кармап.) Изображения Кармап в Элисте можно назвать одним из наиболее выдающихся современных примеров живописи, выполненной в тибетском стиле карма-гадри.

После оккупации Тибета китайскими войсками в 1959 году тибетский буддизм и, в частности, школа Карма Кагъю с присущими ей формами искусства были перенесены на Запад, и продолжают восприниматься западной цивилизацией. За прошедшее время уцелевшие шедевры буддийского искусства Тибета распространились по всему миру. Сегодня последние живущие носители традиций тибетского искусства, развивавшихся в течение 1300 лет, стремятся сохранить их, передав свои знания, опыт и мастерство последователям на Западе и в России. Постоянно растущее число западных и российских художников сегодня уже полностью восприняло, например, подлинную традицию тибетской живописи стиля карма-гадри. Можно, следовательно, говорить о том, что буддизм сегодня перенесён на Запад так же, как в своё время он был перенесён в Тибет.

ИЗОБРАЖЕНИЕ ШЕСТНАДЦАТИ КАРМАП В ТРАДИЦИЯХ ТИБЕТСКОГО ИСКУССТВА


В тибетском искусстве Кармапы изображаются в качестве учителей-лам самого высокого уровня, держащих линию преемственности
Стр. 473
Карма Кагъю (см. напр., Рис. 5), а также в форме медитационных аспектов — йидамов. Изображения йидамов используются в качестве «визуальных опор» для медитации, как это происходит, например, с формами 2-го, 8-го и 15-го Кармап (см. Рис. 16).

Обычно, с изображением какого именно Кармапы мы имеем дело, можно определить, прочитав подпись под изображением, однако нередки ситуации, когда такая подпись отсутствует. В этих случаях изображение можно распознать с помощью специальных иконографических черт, таких как общий облик ламы, различные жесты рук (санскр. mudra; тиб. phyag rgya), а также с помощью разнообразных атрибутов и ритуальных предметов, которые могут присутствовать на изображении. Такая атрибутика наполнена глубоким духовным символизмом и выражает просветлённую активность, проявляемую воплощениями Кармап на благо всех существ.

ЧЁРНАЯ КОРОНА


Самым узнаваемым атрибутом иконографии Кармап является, безусловно, их головной убор, изображаемый обычно как чёрная шапка (см. Рис. 2) или чёрная корона (см. Рис. 3).

Согласно тибетской традиции, над головой каждого из воплощений Кармап постоянно присутствует чёрное прозрачное энергополе пятиугольной формы, выражающее их реализацию и видимое только практикующим, обладающим особыми духовными способностями (санскр. siddhi). Первый в этой линии воплощений — Кармапа Дюсум Кхьенпа (1110–1193), живший в XII веке, получил этот «энергетический головной убор» в дар от дакинь (женских просветлённых существ), когда им было достигнуто состояние полного просветления. Традиционно считается, что материалом, из которого была сделана энергетическая корона Кармап, явились черные волосы дакинь, и что эта корона является символом его просветлённых качеств. Китайский император Юнгло династии Минг (годы правления 1402–1424), бывший духовным учеником 5-го Кармапы Дежин Шегпы (1384–1415), однажды сумел увидеть это чёрное энергополе над головой своего учителя. Вдохновлённый увиденным, император приказал изготовить богато украшенную копию черной короны и преподнёс её в дар Кармапе. С тех пор воплощения Кармап используют этот головной убор для проведения особых церемоний посвящения.

Стр. 474
В традициях тибетского искусства изображения Кармап, практически, всегда можно распознать по наличию чёрной шапки или короны. В большинстве случаев Кармапы имеют на голове простую чёрную шапку (см. Рис. 2) с двумя золотыми полосами, золотым ромбом посередине и золотым навершием. Последующие воплощения Кармап от 5-го до 16-го изображаются с чёрной короной, украшенной золотой каймой справа и слева, двойным дордже (санскр. vishva vajra, тиб. sna tshogs rdo rje), солнцем и месяцем посередине, стилизованным китайским декором в виде облаков с каждой стороны и золотым навершием с крупным рубином (см. Рис. 3).

ИКОНОГРАФИЯ КАРМАП


С течением времени для каждого из воплощений Кармап был развит особый индивидуальный тип изображения.

В зависимости от той или иной духовной или исторической миссии, некоторые из Кармап, как, например, 1-ый Кармапа Дюсум Кхьенпа (1110–1193) (см. Рис. 5, 13), 8-й Кармапа Микьо Дордже (1507–1554) (см. Рис. 14–16) или 16-й Кармапа Рангджунг Ригпе Дордже (1923–1981) (см. Рис. 17), занимают особое место в традиции Карма Кагъю. Соответственно, эти воплощения Кармап изображаются чаще и для представления этих Кармап с течением времени было создано несколько иконографических типов.

На этот процесс повлияло множество факторов, таких, например, как художественные предпочтения той или иной эпохи, пожелания лиц, заказывавших изображение, использовавшиеся тексты-источники и руководства по медитации (санскр. sadhana), традиция живописи, к которой принадлежал художник, так же как и своеобразие его творчества и личные предпочтения. Кроме того, в истории тибетского искусства всегда играло центральную роль копирование известных образцов живописи и использование их в качестве прототипов.

В целом мы можем сказать, что специфика иконографии Кармап начала формироваться в X VIII–XIX веках. Этот процесс особенно связан с активностью 8-го Ситупы Чокьи Джунгне (1700–1771), который был держателем линии традиции Карма Кагью, ярким ученым и исключительным художником своего времени. Считается, что 8-ой Ситупа написал знаменитую серию тханок держателей линии преемственности школы Карма Кагью, включая портреты Кармап. Данная серия многократно
Стр. 475
копировалась, в том числе и в наше время, и оказала влияние на развитие иконографии Кармап в современном тибетском искусстве (см. Рис. 7, 8).

ДАТИРОВКА И СТИЛИ В ИЗОБРАЖЕНИИ КАРМАП


Первое изображение Кармапы датируется XIII веком. В коллекции Рубина в Нью-Йорке представлена золотая шелковая тханка XIII–XIv веков (см. Рис. 4). На ней изображена фигура в черной шапке с символами солнца и половиной лунного диска, сидящая в полной позе медитации на цветке лотоса и диске луны. Руки сложены в особом жесте колеса Дхармы (снскр. dharmachakra-mudra; тиб. chos kyi ‘khor lo‘i phyag rgya) на уровне сердца. В центре композиции изображены два отпечатка стоп в натуральную величину, задний план заполнен бутонами лотоса, а между ними расположены восемь традиционных благородных символов буддизма. В верхней части тханки изображен благородный зонт. Зонт и отпечатки стоп были символами будда-природы в индийском буддийском искусстве с самых ранних времен. Они обозначают, что данная фигура — высочайший тибетский лама, каким и является Кармапа. Ранняя датировка происхождения тханки, черная шапка и жест колеса Дхармы позволяют идентифицировать данную фигуру как 1-го Кармапу Дюсум Кхьенпу (1110–1193).

Ранее изображения Кармап (XIII–XIv вв.) в основном выполнялись под влиянием индийской и непальской художественных традиций (см. Рис.4). Начиная с Xv века, тибетская живопись выполняется в стиле менри (см. Рис. 5), ставшем одним из первых независимых художественных течений в искусстве Тибета, включавшем в себя элементы китайского искусства.

СТИЛЬ КАРМА-ГАДРИ


В середине XVI века возникает стиль карма-гадри (тиб. ka rma sgar bris), и с тех пор большинство изображений Кармап было исполнено именно в этом стиле; в нем особенно чувствуется приверженность китайским образцам (см. Рис. 6). Живописная традиция получила свое развитие благодаря 8-му Кармапе Микьо Дордже, который сам был выдающимся художником и путешествовал по Тибету вместе с большим лагерем учеников. Название «карма-гадри» происходит из данной тибетской традиции и означает «стиль лагеря Кармапы». Типичным для этой живописной школы являются открытая пейзажная композиция с
Стр. 476
многочисленными символическими элементами, такими как растения, животные и здания; использование голубой лазури и малахитового зеленого, привнесенного из китайской живописи минского периода (1368–1644), свет и прозрачность цвета, а также подробная проработка деталей лиц фигур, орнаментов одежды и украшений. Главная фигура располагается ассиметрично в левой или правой части картины, в то время как фигуры окружения – ламы, ученики, йидамы и защитники — расположены по внешнему краю пейзажа или неба.

ИЗОБРАЖЕНИЯ КАРМАПЫ В ЭЛИСТИНСКОЙ СТУПЕ, КАЛМЫКИЯ


Живопись в элистинской ступе в Калмыкии, в России, является примером современной работы в стиле карма-гадри (см. Введение) (см. Рис. 9–14,17). На внутренних стенах прямоугольной ступы изображены держатели традиции Карма Кагью. Линия передачи начинается с Будды Ваджрадхары (снскр. vajradhara, тиб. rdo rje ‘chang) и продолжается индийскими махасидхами Тилопой, Наропой, тибетским переводчиком Марпой, принесшим поучения Кагью в Тибет, его учеником Гампопой и 1-м Кармапой Дюсум Кхъенпой (см. Рис. 13).

Следующие 15 Кармап и 10 Шамарп расположены в хронологическом порядке на двух горизонталях на каждой стене и на противоположных стенах соответственно (см. Рис.9). Они сидят на искусно сделанных деревянных тронах, украшенных стилизованными драгоценностями, головами драконов и львов, изысканными драпировками с орнаментами лотоса и облаков (см. Рис.11). Кармапы одеты в красное монашеское одеяние, состоящее из трех частей: нижнего отреза (тиб. mthang gos ), среднего отреза (тиб. bla gos) и безрукавки (тиб sham thab.) или большого платка, своего рода плаща. Они изображены слегка в профиль, их головы окружены прозрачным полем мандалы и облаками. На заднем плане изображен пейзаж с пологими холмами, изящными цветами, скалами, животными, среди которых можно увидеть разных птиц (см. Рис.12) и оленей (см. Рис. 11). На горизонте, на фоне лазурного неба, проступают горные вершины. Тонкие градации цвета и ассиметричное расположение фигур способствуют возникновению эффекта пространственной глубины композиции. Цветопередача яркая и насыщенная. Новаторским приемом стало применение кириллицы для подписей фигур, а не традиционное использование тибетского языка (см. Рис.12).
Стр. 477
Портреты Кармап, несомненно, передают их индивидуальные черты, но они не выполнены в натуралистической манере. К примеру, характерные черты 16-го Кармапы сходны с его фотографическим изображением. Тенденция изображать лица в фотореалистическом ключе типична для современных портретов тибетских лам, и также применима в азиатском буддийском искусстве. В целом, способы портретирования Кармап соотносятся с определением Дитриха Шекеля о так называемом «традиционном портрете». В данном случае, человек или буддийский лама, представленный на картине, уже умер, и художник использовал исторические или устные источники, чтобы представить его внешний облик.

ИКОНОГРАФИЧЕСКИЕ ДЕТАЛИ


Изображение 16-го Кармапы в элистинской ступе характерно для иконографии Кармап (см. выше).

1-Й КАРМАПА ДЮСУМ КХЬЕНПА (1110–1193)


В тибетском искусстве для изображения 1-го Кармапы традиционно используются его характерные особенности: выступающая нижняя челюсть, щетинистая борода, седые волосы и морщины на лице, говорящие о его почтенном возрасте. В большинстве изображений он представлен с руками, сложенными в мудре колеса Дхармы (см. Рис. 13)

8-Й КАРМАПА МИКЬО ДОРДЖЕ (1507–1554)


На картинах он обычно изображается с жестом колеса Дхармы на уровне сердца (см. Рис.14) Бронзовая статуя 8-го Кармапы может быть с правой рукой в жесте даяния прибежища (снскр. saranagamana-mudra; тиб. skyabs sbyin gyi phyag rgya) на уровне груди и с текстом в левой руке, покоящейся на коленях в позе медитации (см. Рис.15). Более того, он может быть молодым или пожилым, с лицом в морщинах, с седыми волосами. Как йидам он изображается со скрещенными у сердца руками в жесте алмаза (снскр. humkaramudra;тиб. hum mdzad kyi phyag rgya, rdo rje phyag rgya), держащими колокольчик и дордже (см. Рис.16).

16-Й КАРМАПА РАНДЖУНГ РИГПЕ ДОРДЖЕ (1923–1981)


16-й Кармапа держит золотой дордже в правой руке и серебряный колокольчик в левой, а иногда также два цветка лотоса, на которых лежат книга и меч. Типичным для его изображения является мудра алмаза на уровне сердца (см. Рис. 17).
Стр. 478

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Живопись в элистинской ступе является примером изображений традиционного тибетского буддизма, искусство которого постепенно проникает в современное западное общество. После того, как буддизм был уничтожен в Калмыкии и Бурятии во времена господства коммунизма в России, сейчас он возрождается благодаря новому поколению российских буддистов. По прошествии тридцати лет, все больше и больше людей на Западе и в России знакомятся с тибетским буддизмом и его искусством.
Сегодня проходит множество выставок и мероприятий, посвященных этим темам, а буддийское искусство становится популярным, как никогда ранее. В будущем тибетские тханки, живопись и статуи Будды самого высокого качества будут изготавливаться на Западе и в России, чтобы удовлетворять запросы практикующих Дхарму [Schmidhuber, 2006]. Это развитие видно по росписи элистинской ступы, где российские и западные художники получили передачу методов традиционного тибетского искусства в современном контексте. Теперь мы можем сказать, что тибетский буддизм и его искусство пришли на Запад.

ЛИТЕРАТУРА


1. Douglas Nik, White Meryl. Karmapa: Black Hat Lama of Tibet. london: luzac & Co, 1976.
2. Gega lama. Principles of Tibetan Art. Darjeeling: Jamyang Singe, 1983.
3. Heller Amy. Works from the Nyingjei Lam Collection int the Light of Recent Sculptural Finds in Tibet // Oriental Art. vol. 46/2, Р. 14–23.
4. Jackson David. A History of Tibetan Thangka Painting: The Great Tibetan Painters and Their Traditions. Wien: verlag Der Österreichischen Akademie Der Wissenschaften, 1996.
5. Jackson David. Some Karma Kagyupa Paintings in the Rubin Collections // Marilyn M. Rhie / Robert A. F. Thurman, Worlds of Transformation. Tibetan Art of Wisdom and Compassion, New York: Harry Abrams, 1999, Р.75–128.
6. Karma Thinley. The History of the Sixteen Karmapas of Tibet. Boston: prajna press, 1980.
7. Seckel Dietrich. Das Porträt in Ostasien. Einführung und Teil I: PorträtTypen. Band 1. Heidelberg: Universitätsverlag C. Winter, 1997.
Стр. 479
8. Sokolov T. Ein Stupa in Kalmückien // Buddhistmus Heute. München, 1999. № 26. Р. 56–62.
9. Schmidhuber Astrid. In Zukunft wollen wir die Statuen in Europa herstellen. Interview mit dem Thangka-Maler Norbu // Buddhismus Heute, München, 2006. № 40. Р. 77–79.

ИЛЛЮСТРАЦИИ


Рис. 1 (fig. 1). Ступа Просветления в г. Элиста, Республика Калмыкия; годы строительства 1998–1999. [Sokolov, 1999].
Рис. 2 (fig. 2). Чёрная шапка Кармап (фрагмент).
Рис. 3 (fig. 3). Чёрная корона Кармап (фрагмент).
Рис. 4 (fig. 4). 1-й Кармапа Дюсум Кхьенпа (1110–1193). Тханка, роспись по шелку. Центральный Тибет, XIII в. 54,6 x 48,3 см (Коллекция Рубина, Нью-Йорк).
Рис. 5 (fig. 5). 1-й Кармапа Дюсум Кхьенпа (1110–1193) и Гампопа.Тханка, роспись на холсте. Центральный Тибет, XVI в. 86,9 x 60,3 см (Коллекция Рубина, Нью-Йорк).
Рис. 6 (fig. 6). 9-й Кармапа Вангчуг Дордже (1556–1603). Тханка, роспись на холсте. Восточный Тибет, XVI–XVII вв. Стиль карма-гадри, 124,4 x 82,5см (Коллекция Навина Кумара).
Рис. 7 (fig. 7). 9-й Кармапа Вангчуг Дордже (1556–1603). Тханка, роспись на холсте. Восточный Тибет. Генпо Дордже, XIX–XX в.
Рис. 8 (fig. 8). 9-й Кармапа Вангчуг Дордже (1556–1603). Линейный рисунок, конец XX в. Кристофер Баниган [Karma Thinley, 1980].
Рис. 9 (fig. 9). Линия держателей традиции Карма Кагъю. Дензонг Норбу (1937 г.р.). 2001. Элиста/Калмыкия (Деталь, правая стена).
Рис. 10 (fig. 10). 16-й Кармапа Ранджунг Ригпе Дордже (1923–1981) (в центре), 9-й Шамарпа Кёнчог Джунгне (1733–1741) (слева) и 9-й Кармапа Вангчуг Дордже (1556–1603). (Фрагмент, см. Рис. 9, задняя стена).
Рис 11 (fig. 11). 12-й Кармапа Чангчуб Дордже (1703–1732). (Фрагмент, см. Рис. 9).
Рис. 12 (fig. 12). Павлины. (Фрагмент, см. Рис. 9).
Рис. 13 (fig. 13): 1-й Кармапа Дюсум Кхьенпа (1110–1193). (Фрагмент, см. Рис. 9).
Рис. 14 (fig. 14). 8-й Кармапа Микьо Дордже (1507–1554). (Фрагмент, см. Рис. 9).
Стр. 480
Рис. 15 (fig. 15). 8-й Кармапа Микьо Дордже (1507–1554). Бронза, 2004. (Буддийский центр Карма Кагью в Гамбурге).
Рис. 16 (fig. 16). 8-й Кармапа в форме йидама. Тханка, роспись на холсте. XX–XXI вв. Стиль карма-гадри. (Частная коллекция).
Рис. 17 (fig. 17). 16-й Кармапа Ранджунг Ригпе Дордже (1923–1981). (Фрагмент, см. Рис. 9).


Адрес оргкомитета: 190068, Санкт-Петербург, Никольский переулок, 7-26