Нурова Г. В. (Элиста) Буддизм Ваджраяны в Калмыкии
// Сборник «Буддизм Ваджраяны в России: история и современность».
СПб: Unlimited Space, 2009. 576 с. Тираж 800 экз.

Страницы 344-353
Стр. 344
Кунжутное масло пребывает в сущности семени.
И хотя невежественный знает, что оно там,
Не зная звеньев последовательности [его получения],
Он не сможет получить масло из сущности кунжута.
(Из «песен Тилопы»)

Нет нужды говорить о том сколь значимое место в развитии буддизма занимает личность йогина Тилопы — великого индийского махасиддхи Х века, факты из биографии которого знакомы всем, кого интересуют Ваджраяна и история буддизма. Ограничимся лишь кратким напоминанием. Известно, что он родился в Бенгалии, в Индии, в 988 году.
Стр. 345
История сохранила для нас имена его матери и отца, а также факты его удивительной биографии. Пожалуй, каждый, кому довелось слушать лекции по будда-дхарме тибетских учителей, либо читать буддийскую литературу, посчастливилось услышать притчи, связанные с именем этого великого учителя, положившего начало славной линии Кагью в традиции Большой колесницы. Буддизм колесницы Ваджраяны дошёл в чистоте до наших дней, благодаря самоотверженному служению Великих наставников, в руках которых была сосредоточена и осталась до сих пор прочная линия передачи уникальных знаний, берущих своё начало от самого Будды Ваджрадхары и, конечно, их великих учеников, обладавших невероятной, почти нечеловеческой преданностью. Великий Тилопа был ещё и великим наставником, Гуру для своего ученика Наропы, при этом методы, которые он применял в отношении ученика, не отличались мягкостью и деликатностью, с точки зрения стороннего наблюдателя. Это было время великих личностей в буддизме, бесстрашных героев, победивших свою косность и узость мышления, вышедших за рамки привычной обыденной видимости.
Всё, что известно о Тилопе, о его поступках, поражает необычностью, нетривиальностью, — в них, в поступках Тилопы, в полной мере была проявлена энергия просветлённого сознания, путь Бодхисаттвы на стезе «колесницы плода» [Фонарь, освещающий путь, 2008, 294].

В Калмыкии XXI века, в Республике, являющейся одной из субъектов Российской Федерации, растет как теоретический, так и практический интерес к буддизму. Известно, что семидесятилетний упадок традиционной религии, являющейся неотъемлемой частью культуры калмыцкого народа, сказался не лучшим образом на развитии национального самосознания, культуры и языка. Ренессансные тенденции 80-х годов XX века в Калмыкии связаны с именами великих подвижников бодхисаттв Бакулы Ринпоче, Геше Нимы. Первые визиты Его Святейшества Далай-ламы ХIv Тензина Гьяцо в 1991, 1992 годах оказались откровением и прорывом в жизни калмыков. Эти визиты дали начало активным процессам, связанным с возрождением буддизма в Калмыкии. Во время своего второго посещения Калмыкии в июле 1992 г. лидер буддистов мира привёз с собой юного Ринпоче калмыцкого происхождения.

Тогда жители республики впервые увидели Тэло Тулку Ринпоче, и многим было невдомёк, что этот молодой шестнадцатилетний человек
Стр. 346
является высоким перерождением — «реинкарнацией» Великого йогина Индии Тилопы. Известно, что рождение и жизнь исторического Тилопы были необыкновенными [Кхенпо Кёнчог Гьялцен, 2002, 49]. История рождения современного Тэло Тулку Ринпоче также представляется необычной: он родился в последней четверти XX века в Америке, в семье эмигрантов, выходцев из России — калмыков. В возрасте семи лет был признан Далай-ламой перерождением махасиддхи Тилопы, по его же рекомендации поступил для обучения в буддийский монастырь Дрепунг Гоманг, являющийся местом традиционного обучения монголоязычных гелонгов. Старые ламы, наблюдавшие за мальчиком, замечали в его поведении необычные моменты. Так, он всё время пытался сесть на почётные места старших монахов в общем монастырском зале, заявляя: «Я должен сидеть там», — и многое другое [Путь к себе, 1996, 17]. Учёба давалась ему легко, он обладал сильным характером, живым восприятием и мгновенной мыслительной реакцией. В прославленном монастыре Ринпоче пользовался уважением. После поездки на предпоследнем году учёбы на родину предков Ринпоче вскоре оставляет монашество и начинает жить жизнью обычных людей. Он стал лучше понимать страдания, проблемы, чаяния простых людей, так как сам полностью погрузился в круговорот мирских дел, прежде всего связанных с восстановлением буддизма в Калмыкии.

Именно с ним, с личностью мирового масштаба, связана современная жизнь буддистов Калмыкии и соседних регионов. В том же году верующие высказали пожелания, чтобы Ринпоче возглавил буддийскую церковь Калмыкии. Тэло Тулку Ринпоче встал во главе буддийского движения в сложное время, на рубеже эпох, когда развалилась прежняя тоталитарная система правления, что привело к упадку в экономике, коррупции, произволу чиновников, а также вызвало растерянность и пессимизм среди населения как Калмыкии, так и всей страны. После всенародного избрания Тэло Ринпоче главой буддистов — Шаджинламой, было начато строительство первого большого хурула (буддийского храма) в пригороде Элисты. 10 октября 1997 года состоялось его открытие. Бесспорно, это был один из самых важных и волнительных этапов в набирающем силу буддийском движении конца столетия. Первый большой калмыцкий хурул, названый Далай-ламой XIV Тензином Гьяцо — «Геден Шеддуп Чой Корлинг», что переводится как «Обитель теории и практики школы Гелуг», стал символом и фактом
Стр. 347
возрождения, возвращения едва не потерянных духовных ценностей. Через год, по указанию Ринпоче, начались работы по росписи храма, под руководством художника танкописца Эрдни Немгирова. Началось активное обучение калмыцких юношей азам буддизма, с тем чтобы в дальнейшем они продолжили углубленное изучение в стенах буддийских монастырей Индии. Традиция обучения калмыков Дхарме в условиях малой родины и продолжение образования за рубежом, в Тибете, имеет исторические корни, она берёт начало в XVII веке. Стараниями Шаджин-ламы традиция была продолжена. Первые генины выехали в Индию в начале девяностых годов, и хотя немногие из них остались монахами, можно с уверенностью констатировать, что в трудную постперестроечную эпоху в Калмыкии было положено восстановление институту монашества — сангхи. Тэло Ринпоче неоднократно подчёркивал в своих выступлениях, что именно «в восстановлении монашеской общины» [www.savetibet.ru] он видит свою задачу.

Размышляя над феноменом его личности, многогранной, непредсказуемой, невольно обращаешься как к биографии первого Тилопы, так и к его предыдущему воплощению, известнму в буддизме под именем Дилова-Хутухта (монг.). Дилова-Хутухта был монголом, он жил в Северной Монголии в монастыре Наробачен-хит, в настоящее время монастырь стараниями монгольских учеников Тэло Ринпоче активно восстанавливается. Дилова-Хутухта был известен своими лидерскими качествами, его любили, ему поклонялись, он также был известен своими необычными способностями— сиддхами, он способствовал распространению Дхармы среди населения [www.savetibet.ru]. В наши дни в Калмыкии живёт авторитетнейший лама Геше Дугда из монастыря Дрепунг Гоманг. Он помнит рассказ одного пожилого монахамонгола о Дилова-Хутухте, о бегстве того из Монголии, охваченной революцией, и о его спасении из-под расстрела. Когда после прихода к власти Революционной партии стали арестовывать представителей буддийского духовенства, был взят под стражу и Дилова-Хутухта, вместе с двумя учениками. Их должны были расстрелять, но, как рассказал один из учеников, в ночь перед казнью один из офицеров Монгольской Народной Армии открыл двери камеры и выпустил Хутухту с учениками на волю. Это спасение Хутухты, необычное, почти чудесное, очень похоже на всё, что происходит с йогином в его жизни: многое непредсказуемо, необычно, стремительно. Состоялось
Стр. 348
бегство в Китай, далее, через годы, преодолев множество границ, Дилова-Хутухта попадает в Америку. Известно, что он был дружен с переехавшими в Америку калмыками, имел встречи с Геше Вангьялом (калмыком по происхождению) и скончался за океаном в 1965 году в возрасте восьмидесяти двух лет [Батжаргал, Бзгзсурен, 2006, 136]. Это был человек с яркой харизмой, о незабываемых встречах с ним остались воспоминания разных свидетелей, от его учеников монголов-гелонов до американских профессоров монголоведов. Польский исследователь Фердинанд Оссендовский писал в 1921 году в труде, посвящённом встречам с Дилова-Хутухтой: однажды Дилова-Хутухта позвал к себе Оссендовского и спросил: «Я знаю, ты очень беспокоишься о своей семье. Ты хотел бы увидеть своих близких?» Он провёл его в свою комнату для медитаций, разложил благовония перед статуей Будды и возжёг их. Он велел Оссендовскому встать за статуей Будды и внимательно смотреть на дым. Сказав так, он погрузился в глубокую медитацию. Оссендовский вглядывался в дым и вскоре в его клубах он отчётливо различил своих близких.

Если мы принимаем рождение святого Тилопы как мистическое проявление, то логичным оказывается и его перерождение калмыком в американской семье. Калмыков (ойратов), народ западномонгольской группы, понёсший в ХХ веке трудновосполнимые человеческие и духовные потери в связи с атеистической пропагандой и кампанией по борьбе с религиозностью, коснулись и гражданская и Великая Отечественная войны. Проявление перерождения среди осколков калмыков, проживающих в Америке,— проявление сострадания Тилопы — Дилова-Хутухты по отношению к родственному народу, к тем, кто более всего нуждался в помощи и поддержке Будд.

Явление столь высокого перерождения среди волжских калмыков также является результатом больших заслуг (буйн — калм.) всего народа. Связь калмыков с буддийским учением крепка и упрочилась во времена Далай-ламы V, когда ойратский хан Гучи (племени хошудов) помог централизовать власть в руках Далай-ламы и присягнул ему на верность в XVI веке. Одним из учеников Далай-ламы v был известный просветитель ойратов Зая-пандита Намкайджамцо, буддийский монах, составитель ойратской письменности, именуемой «ясным письмом».

Тантра имеет также в языке калмыков своё обозначение, слово, отвечающее термину тантра, — «тәрн» (калм.)
Стр. 349
В июне 2008 г. в посёлке Башанта был открыт Тантрический монастырь Владыки Дзонхавы, настоятелем которого стал монах тантрического колледжа Гьюдмед — досточтимый Тубтен Тхинлай. Открытие столь уникального по своей направленности монастыря вселяет надежду на то, что буддизм в Республике Калмыкия получит полное развитие и в скором времени у нас появятся священнослужители, продолжающие традицию монашеского пути Ваджраяны.

Миряне смогли прикоснуться к богатейшему наследию Ваджрной колесницы благодаря приездам выдающихся наставников и среди них — Духовного Главы буддистов Монголии — Халха Джебзун Дамба Хутухты Богдо-гегена IX, чтимого последователями буддизма как воплощение Таранатхи и основного держателя одной из линий йогической практики Чод [Богдго-Гэгэн Халха Джебзун-Дамба Ринпоче IХ, 1988, 74]. Богдо-геген даровал буддистам Калмыкии различные посвящения, в том числе посвящение в Калачакра-тантру (королеву среди Тантр высшей йоги) в 2003 году, а также многочисленные передачи на чтение мантр, — так проявляется его сострадательная активность на благо страдающих существ. Досточтимый Богдо-геген в наставлениях по Дхарме последователям и ученикам особо подчеркивает необходимость развития сострадательного настроя ума, Бодхичитты. «Для практики Тантры очень важна Бодхичитта…мой совет вам заключается в том, что практика по системе Лам-рима должна быть вашей основной, базисной практикой, главной и самой важной. А что касается остальных — Тантры и т.д.,— они должны быть дополнительными, вспомогательными практиками» [Богдго-Гэгэн Халха Джебзун-Дамба Ринпоче IХ, 1998, 24]. Вызывает огромное уважение личность человека, признанного в буддийском мире как перерождение большого наставника, как продолжателя и носителя сокровенной йогической традиции «чод», который остаётся скромным, доступным для всех ламой, оберегающим существ, обращающихся к нему за помощью, от серьёзных ошибок. Между Главой буддистов Калмыкии Тэло Тулку Ринпоче и Богдо-гегеном существует давняя «кармическая» связь, о ней поведал Его Преосвященство Богдо-геген в одном из своих интервью калмыцкой газете:

«Когда в Монголии произошла революция, буддизм был разрушен и начались гонения на священнослужителей, то прежнее перерождение Тэло Ринпоче — Дилава Хутухта был вынужден бежать из Монголии
Стр. 350
в Китай, во Внутреннюю Монголию. Там Дилава Хутухту стали просить найти перерождение Богдо-гегена (vIII)». Затем произошла долгожданная встреча Дилава Хутухты и ребёнка, в котором Хутухта признал перерожденца Богдо-гегена VIII — «Встреча была тайной. Мне было 4 года. Дилава Хутухта сделал подношения и провёл ритуал Пуджи. Он плакал, прощаясь со мной… уехал в Америку. Больше встреч с ним у меня не было» [Шалдунова, 2005, 3]. Так завершил рассказ о кратком эпизоде из своего далёкого детства Халха Джебзун Дамба Хутухта XIX. В настоящее время духовная связь двух крупных мастеров буддизма удерживается, а вся деятельность двух лидеров направлена на упрочение традиций буддизма Махаяны, со всем богатством его линий преемственности и чистоты.

Как известно, именно в Ваджраяне явления могут не соответствовать общепринятым категориям, объяснениям, здесь вернее принцип обратного — «сверх-», «над-понятийное», т. е. то, что невозможно объяснить, а лишь ощутить на собственном опыте.

В Республике с лекциями Учения побывало немало досточтимых, известных учителей разных школ буддизма Махаяны: Его Святейшество Сакья Тризин (Сакья), Палден Шерап Ринпоче с Тцеванг Донгъялом Ринпоче; Намкай Норбу Ринпоче (Ньингма), Патрул Ринпоче (Ньингма), Лопен Чечу Ринпоче (Кагью), лама Оле Нидал (Кагью) и множество других. После открытия хурула «Золотая Обитель Будды Шакьямуни» Его Святейшество Далай-лама сказал о необходимости изучать в новом храме Дхарму Будды разных традиций — «Мне видится этот храм не только местом, где люди собираются, чтобы помолиться, а университетом, в котором вы могли бы изучать философию; было бы очень хорошо, если в этом храме имели возможность выступить представители разных школ не только буддизма, но и разных религий» [www.buddhisminkalmukia.ru].

В храме «Золотая Обитель» звучали речи великих лам Кхенчен Палден Шераба Ринпоче и Кхенпо Тцеванг Донгьяла Ринпоче — учителей традиции Ньингма, даровавших благословение Манджушри; выдающегося держателя линии Дзогчен — Намкая Норбу Ринпоче. Намкай Норбу Ринпоче, являющийся держателем линии учения Дзогчен, в первый же свой визит в Калмыкию даровал в хуруле большой аудитории краткую передачу учения дакини Мандаравы — духовной супруги
Стр. 351
Гуру Падмасамбхавы. Изначальная доброта Гуру Падмасамбхавы, его бодхичитта, сострадание самого Намкая Норбу Ринпоче позволяют нам, жителям двадцать первого века, отнюдь не самых лучших времён буддизма, принимать нектар Учения Будды. Традиции Ваджраяны продолжают существовать, и тысячи людей, ищущих ответы на свои вопросы, имеют возможность прикоснуться к великому Учению Ваджрной колесницы. Но сколь бы сокровенными учениями ни одаривали нас великие наставники, непреложным условием остаётся преданность Гуру. Преданность своему Ваджра-мастеру (Гуру) — благодатная почва, на которой взрастают все без исключения реализации. Как некогда сказал великий мастер Тулку Ургьен Ринпоче: «Алмазная колесница Тайной мантры содержит в себе потенциальную награду и потенциальную огромную опасность. Великая награда в том, что подлинная практика устных наставлений позволяет нам достичь полного просветления… в этом теле, в течение одной жизни. Великая опасность — в том факте, что нет ничего более рискованного, чем самайи. Не так ли? Как только «змея» оказывается «в стволе бамбука», у неё есть только два выхода — вверх или вниз, другой альтернативы нет» [Тулку Ургъен Ринпоче, 2000, 67]. Пожалуй, не требует пояснений, что под змеёй Тулку Ургъен Ринпоче подразумевает обязательства ученика — «самайи», а под «стволом бамбука» — условия, в которых оказываются ученики: духовный путь, та стезя, с которой не свернуть получившему ваджрные посвящения. Непременным условием являются высокие требования, предъявляемые к Ваджра-мастеру. Уровень даруемых откровений предполагает безоговорочное вверение себя мастеру, как у Наропы к Тилопе, как у Миларепы к Марпе.
Его Святейшество Далай-лама говорит: «Тантрические тексты содержат целый ряд требований к тантрийскому наставнику. Тантрический мастер должен обладать необходимыми достоинствами… Некоторые из достоинств, которыми должен обладать Ваджрный наставник, таковы: он должен охранять свои три двери — тело, речь и ум — от дурных поступков; должен быть сдержан и мягок, сведущ в «Трёх корзинах» (Трипитаке) и опытен в освоении трёх высших практик — нравственности, сосредоточения и мудрости». Что же касается ученика, то к ученику предъявляются требования не менее строгие, чем к учителю. Он также должен обладать «определёнными достоинствами» [Далай-лама, 1996, 137]. Итак,
Стр. 352
важнейшим из достоинств со стороны ученика является наличие преданности к Гуру, решимость следовать его советам, но до этого важно исследовать качества Ваджра-мастера — насколько они соответствует описаниям. В наши дни люди, практикующие Дхарму, «склонны слишком охотно принимать посвящения, кто бы их ни давал, без всякого предварительного исследования» [Там же, 137]. Возможно, в подобном подходе находят отражение современные тенденции, именуемые в буддизме «временами упадка».

Что можно сказать о нынешнем состоянии Ваджраяны в Калмыкии? Ваджрная колесница существует в традиции Махаяны, а раз так, то калмыки как народ, относящийся по воззрению к традиции Великой колесницы — Махаяне, «колеснице Бодхисаттв» [Торчинов, 2005, 73] и испокон веков практикующий её, в нынешние демократические времена имеют прекрасную возможность принимать посвящения от учителей разных школ и практиковать эти учения. Вопрос лишь в том — насколько все посвящённые выполняют обязательства перед Ваджра-мастером, насколько хорошо соблюдают самайи? Ответ на него каждый знает сам, стоит только тщательно подвергнуть анализу собственное поведения и действия. Сохраняя благодарность ко всем буддийским наставникам, следуя их наставлениям, не будем забывать «змею в стволе бамбука» и памятование о начальном уровне, об основах буддийской практики.

ЛИТЕРАТУРА


1. Н. Батжаргал, Х. Бэгзсүрэн. «Домогт мөнхөрсөн Наробанчин хийд», Улаанбаатар хот, 2007.
2. Богдго-Гэгэн Халха Джебзун-Дамба Ринпоче IХ. Драгоценные наставления:Комментарии к Лам-Риму. Улан-Удэ, 1998.
3. Далай-лама. Мир тибетского буддизма. СПб.: Нартанг, 1996.
4. Кхенпо Кёнчог Гьялцен. Великие учителя кагью: Сокровищница драгоценной традиции. СПб.: Карма Йеше Палдрон — Культурный центр Уддияна, 2002.
5. Путь к себе. М., №3, 1996.
6. Торчинов Е. Введение в буддизм: Курс лекций. СПб.: Амфора, 2005.
7. Тулку Ургъен Ринпоче. Нарисованное радугой. М.: Шанг-Шунг, 2000
Стр. 353
8. Фонарь, освещающий путь: Наставления великих учителей тибетского буддизма. М.: «Открытый мир», 2008.
9. Шалдунова Н. Духовный наставник и покровитель монгольских народов // Хальмг Yнн. 2005. 4 августа.4. www.savetibet.ru.
10. www.buddhisminkalmukia.ru.
Адрес оргкомитета: 190068, Санкт-Петербург, Никольский переулок, 7-26