Ламажапов Х. Д. (Самара) Пространство и сознание
// Сборник «Буддизм Ваджраяны в России: история и современность».
СПб: Unlimited Space, 2009. 576 с. Тираж 800 экз.

Страницы 177-182
Стр. 177
В настоящее время представления о сознании обычно основываются на огромном многообразии концепций. По проблемам сознания написаны целые библиотеки исследований, диссертаций, монографий, статей больших и малых. Что есть сознание? Каков его онтологический статус? Оно — субстанция или акциденция, атрибут или модус, сущность или явление? Как сознание соотносится с мышлением, воображением, памятью, чувствами, наконец, с творческой интуицией и бессознательной психикой? Или вот еще проблемы: сознание и тело, сознание и мозг, сознание и сердце и т.д., и т.п. Какое место занимает сознание в структуре души, в кругу ее способностей? Можно ли сознание свести к знанию, как это с субъективной убежденностью делали великие рационалисты Декарт, Спиноза и многие другие вслед за ними?
А есть еще самосознание, субъект, Я, эго, и как они связаны с сознанием? Среди огромного множества суждений автор данного доклада решил коснуться небольшого аспекта, связанного с тематикой данной конференции. Другими словами, автор хочет проанализировать буддистскую концепцию, заключающуюся в том, что «пространство» проявляется как потенциал всего. Проанализировать как физик. Когда рассматривают влияние такой фундаментальной науки, как физика, на гуманитарные аспекты человеческой деятельности, то обычно это понимается как проникновение новых идей и представлений фундаментальной физики в мир концепций, в мир идей остальных наук. Например, изменение представлений о пространстве-времени или связи энергии и массы, развитых в общей теории относительности, идей дискретности и принципа неопределенности, развитых в квантовой механике, идей о самоорганизации на шумовом фоне, развитых в синергетике и в неравновесной термодинамике, привело к пониманию мира как непрерывно развивающегося, обладающего внутренними причинами, приводящими к этому развитию. Можно сказать: достаточно много не-физиков не будут оспаривать влияния идей фундаментальной физики на остальные науки. Некоторые из физиков даже предполагают, что именно физика является наукой, движущей вперед все остальные формы познания мира.
Стр. 178
Несколько другой аспект просматривается в статье Рене Штарицбихлера «Буддизм и наука», опубликованной в журнале «Буддизм.ru». Физик-теоретик Рене Штарицбихлер, работающий на ускорителе HERA (DESY) в Гамбурге, проводит сравнение древней культурной традиции, как буддизм, и физики и показывает, что многие представления в учении Будды перекликаются, иногда почти совпадают, с представлениями самой современной теоретической физики. Например, Рене Штарицбихлер пишет, что тезис «форма есть пустота и пустота есть форма» в культуре буддизма понимается так, что все возникает и проходит, форма никогда не остается как вечной, так и одинаковой и потому не может быть абсолютной.
Принцип причины и следствия признается как в физике, так и в непревзойденном наследии буддизма. Например, в исследованиях европейского естествоиспытателя Фритьофа Капри анализируется тема (более близкая к формату данной работы) и показывается, что целостный, органический взгляд на природу характерен для многих восточных религиозно-философских учений. Это было бы полезно физикам-теоретикам для решения сложнейших вопросов физики. Выбирая название: «Пространство и сознание» или «Сознание и пространство», я остановился на 1-м варианте, подумав, что понятие «пространство» все же первично. Может быть, сработал инстинктивный материализм почти любого естествоиспытателя. Хотя, если поразмыслить, этот вопрос, конечно же, пустой. Пусть с вероятностью 0,5, выбор был правильным. Прочитав далее этот опус, вы поймете, почему же этот вопрос — неправомерен.

Когда художник-живописец или композитор сочиняет свое произведение, кто же водит его рукой или, точнее, его сознанием? И почему же их произведения понятны почти всем людям, независимо от того, на каком языке они говорят? Таких вопросов можно придумать (или они сами приходят на ум) достаточно много. Что же является творцом этих мыслей, или, скажем более точно, где мысли рождаются и сохраняются? Мы привыкли считать, что это мозг. То есть тот орган, без которого человек не то что мыслить, но и вообще не может жить. Что же до второго — управлять органами чувств или просто вообще почти всеми органами, то это — верно или почти бесспорно. Но выделение желудочного сока или слюны, или каких-то гормонов в кровь все ж таки отличается от возникновения мыслей. Просто потому, что эти материальные факторы или вещества имеют вполне определенный источник
Стр. 179
и имеют вполне определенные функции, а мысли, вообще говоря, не материальны. Это, во-первых. А, во-вторых, иногда художник, композитор или вообще человек, создающий материальный объект по определенному, а иногда не очень определенному замыслу, не получает сразу понимание и одобрение своих коллег или просто остальных людей.
Иногда мы говорим: «Значит, это витало в пространстве», не понимая, что высказываем неосознанную истину. Если одобрения и понимания не происходит сразу, значит, это приходит к осознанию у всех остальных через определенное время. Значит, мы мысли не вырабатываем, не выделяем как результат биохимических процессов, а просто отражаем, «считываем» из чего-то.

Пространство — творец или хранилище информации, то есть «вещи» каким-то образом потенциально были всегда. Там нет времени; вчера или завтра — это для нас — возникающих, эволюционирующих как-то, и исчезающих. Точнее, время протекает совсем не так, как мы это можем представить. Здесь не хотелось бы углубляться во вторую не менее сложную проблему: «Что такое время?» Мозг — орган для осознания или проявления для нас, чувствующих объектов или субъектов.

Надо просто много работать, чтобы «Это», назовем его озарением или просто мыслью, пришло. Почему? Так надо или так задумано. Но кем? Некоторые люди считают его Богом. Но не так важно, как мы его обозначим. Ведь стул существует независимо от того, как мы его назвали: «стул», «a chair» или «der Stuhl». Я назвал его «Пространство», потому что оно везде и было всегда. Вот вопрос: «Всегда ли?» Здесь хочу коснуться проблемы, называемой антропным принципом, рассмотренной ранее автором [Ламажапов, 2007, 180–182].

Антропный принцип. В современном естествознании накопился ряд интересных фактов, которые привели к формулировке так называемого «антропного принципа». Данный принцип был сформулирован впервые Р. Х. Дайком, американским физиком [Dike, 1961, 440–441; Breuer, 1984].

По Клифтону, в так называемой «слабой формулировке», принцип гласит: «Физическая Вселенная, которую мы наблюдаем, представляет собой структуру, допускающую наше присутствие как наблюдателей». (Приводим более подробную формулировку, которую приводят Берроу и Типлер: «Наблюдаемые значения всех физических и космических величин не произвольны. Они в значительной мере принимают
Стр. 180
значения, которые ограничены требованием наличия региона, в котором могла бы возникнуть жизнь на базе углерода, и требованием к возрасту Вселенной, достаточным для того, чтобы это уже произошло» [Clifton, 1990, 41–46]).

Фримен Дж. Дайсон, американский физик-теоретик, считает, что «если приглядимся к Вселенной, то увидим, как много случайностей в физике и астрономии служат нам на благо. Почти кажется, что Вселенная в известном смысле “знала”, что мы появимся» [Freeman, 1988, 298].

Рассмотрим более подробно эти факты и рассуждения: сознание человека предполагает, что существует жизнь; для своего возникновения жизнь нуждается в химических элементах, прежде всего в таких, которые тяжелее водорода и гелия; тяжелые элементы возникают только в результате термоядерного сгорания легких элементов, т.е. при слиянии ядер атомов; слияние ядер атомов происходит только в глубинах звезд и требует, по крайней мере, нескольких миллиардов лет для того, чтобы возникло значительное количество тяжелых элементов; временные интервалы (порядка нескольких миллиардов лет) возможны лишь во Вселенной, существующей, по крайней мере, несколько миллиардов лет, и имеющей, таким образом, протяженность в несколько миллиардов световых лет.

Точные исследования, подтверждающие взаимосвязь мыслящей жизни и свойств Космоса, показывают, что определенные параметры Космоса, необходимые для возникновения жизни, соответствуют не только по порядку величин (например: «миллиарды лет»), но, сверх того, имеется ряд точнейших согласованностей в законах и физических постоянных, без которых жизнь была бы невозможной.

Неудачи в поисках внеземных цивилизаций привели к интенсивным поискам жизни вообще, а затем привели к вопросам: что такое жизнь? возможна ли небелковая форма жизни? Возможны ли мыслящие микрочастицы (атом или электрон), или, наоборот, мыслящие мегамиры (звезды или галактики)? Работы последних десятилетий, а, в особенности, работы по гравитационному коллапсу сверхплотных звезд, показали, что пропасть между этими мирами — иллюзорна, что сколлапсировавшаяся гравитационная система с одним лишним электроном для внешнего наблюдателя может выглядеть как электрон, что в известной степени существование и эволюция мегамиров определяются законами
Стр. 181
микромира, а законы микромира требуют пересмотра понятия вакуума как пустого пространства и многое другое. Все эти известные идеи приводят нас к такому толкованию антропного принципа, что все заложено в самом пространстве.
Буддистский тезис, что все является пустым в смысле потенциала, что все является игрой ума, а ум проявляется как пространство, подталкивает нас к формулировке следующей программы исследований: нам необходимо придать пространству такие свойства, из которых следуют законы микромира. Более того, само толкование шуньяты (пустотности) в Дхарме (учении Будды), что пространство само содержит все богатство форм и проявляет их как игру ума, совпадает с новыми идеями, недавно высказанными физиками-теоретиками, о возможности бесконечного множества вселенных, со всеми возможными законами физики и не взаимодействующих друг с другом.

Раньше я не очень понимал, как можно управлять или влиять на погоду, вызывая, например, дождь или ветер. Все эти явления — аспекты развивающихся, т.е. другими словами, всегда имеется точка ветвления или бифуркации. Если мысли — объект взаимодействия мозга и того, что мы назвали пространство, отражение чего-то внешнего к нам, то, по закону взаимодействия, наши мысли дают также обратное воздействие. Мысли — муравьи. Они малы, и могут, сложившись, повлиять на большое, но и малое может вызвать немалое воздействие, если воздействие происходит вблизи точки бифуркации.

ЛИТЕРАТУРА


1. Ламажапов Х. Д. К вопросу об антропном принципе космогенеза // «Наука и культура России». Материалы Iv Международной научнопрактической конференции, посв. Дню славянск. письменности и культуры памяти святых равноапостольных Кирилла и Мефодия. 24–25 мая 2007. Самара: СамГАПС, 2007. Ч. 2.
2. Barrow J. D., Tipler F. J. The Anthropic Cosmological principle.Oxford, New York: Oxford University press, 1986.
3. Breuer R. Das anthropische prinzip: Der Mensch im Fadenkreuz der Naturgesetze. Frankfurt/M.; Berlin; Wien: Ullstein, 1984.
4. Clifton R. K. Barrow J. D. and Tipler F. J. The Anthropic Cosmological principle // Science and Christian Belief. United Kingdom: paternoster press, 1990. vol 2. №1.
Стр. 182
5. Dicke, R. H. Dirac’s Cosmology and Mach’s principle // Nature: California press. vol. 192, [Nov.4], 1961.
6. Freeman D. Infinite in All Directions. New York: Harper and Row, 1988.
Адрес оргкомитета: 190068, Санкт-Петербург, Никольский переулок, 7-26